Государственное регулирование экономики/Провалы государства

Лекция 16. Провалы государства
Лекции: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16

Провалы регулированияПравить

Фиаско государства (провалы государства, изъяны государства, несостоятельность государства; англ. government failure) — это неспособность обеспечить аллокационную эффективность и соответствие политики распределения принятым в обществе представлениям о справедливости, неспособность обеспечить равновесие Линдаля, X-эффективность в общественном секторе и Парето-оптимальное состояние[2]. То есть это ситуации, когда коллективный выбор не в состоянии осуществить государственное регулирование таким образом, чтобы экономические ресурсы, выделенные на производство общественных благ, были бы распределены эффективно и использовались полностью. Государственное вмешательство раз за разом начинает создавать неэффективность таким образом, что по результатам действий не следовало бы вмешиваться изначально. Результатом провалов становится несостоявшееся государство.

Несостоявшиеся государства

Несостоявшееся государство (провалившееся государство; англ. failed state) — государство, которое не в состоянии поддерживать своё существование в качестве жизнеспособной политической и экономической единицы, в которых наблюдаются многочисленные провалы правительства, либо это «хищническое государство», либо произошла утрата физического контроля над территорией или государственной монополией на легитимное использование силы. Каждое проявление провалов правительства приводит к снижению качества государственного управления, которое может быть оценено различными интегральными показателями.

Рейтинги и показателиПравить

Предложение универсальной методики оценки качества государственного управления на базе различных показателей и составление межстрановых рейтингов[3]:

1. Рейтинг недееспособности государств (англ. Fragile States Index, FSI) — индекс, оценивающий неспособность властей контролировать целостность территории, демографическую, политическую и экономическую ситуацию в стране, рассчитывающийся американскими Фондом мира и журналом Foreign Policy, использующий 12 индикаторов риска конфликта[4]:

  • показатели сплочённости (аппарат службы безопасности‎, фракционированные элиты‎, групповые жалобы‎);
  • экономические показатели (экономический спад и собственность‎, неравномерное экономическое развитие‎, эмиграция и утечка мозгов‎);
  • политические показатели (государственная законность‎, государственные услуги‎, права человека и верховенство права‎);
  • социальные показатели (демографическое давление‎, беженцы и внутренне перемещенные лица‎, внешнее вмешательство‎).

2. Показатели качества государственного управления (англ. Worldwide Governance Indicators, WGI) — глобальное исследование и сопровождающий его рейтинг стран мира по Индикатору качества государственного управления (англ. Governance Research Indicator Country Snapshot, GRICS) — индексу, измеряющему достижения стран мира в области качества и эффективности государственного управления, рассчитывающийся Группой Всемирного банка на основе более 400 переменных, содержащих информацию о мнениях, взглядах и опыте граждан, предпринимателей и экспертов в разных сферах государственного управления[5][6]:

  • «право голоса и подотчётность» — индекс, включающий в себя уровень политических процессов, гражданских свобод и политических прав, в том числе степень возможности участия граждан в выборе правительства, степень независимости прессы.
  • «политическая стабильность и отсутствие насилия» — индекс, измеряющий вероятность дестабилизации правительства и вынужденной отставкой в результате применения насилия (включая терроризм и насилие внутри страны), вероятность резких перемен, смены политического курса, мирных выборов правительства.
  • «эффективность правительства» — индекс, отражающий качество госуслуг, качество бюрократии, компетенцию госслужащих, уровень независимости госслужбы от политического давления, уровень доверия к политике, проводимой правительством.
  • «качество законодательства» — индекс, измеряющий меры, такие как контроль уровня цен, неадекватный контроль банков, чрезмерное регулирование международной торговли и развития бизнеса.
  • «верховенство закона» — индекс, измеряющий уровень доверия граждан к законам общества, приверженность к исполнению этих законов, отношения граждан к преступлению, эффективности и предсказуемости законодательной системы, приверженности к контрактной системе.
  • «контроль коррупции» — индекс, отражающий восприятие коррупции в обществе (коррупция понимается как использование общественной власти с целью извлечения частной выгоды), частоту «дополнительной оплаты за то, чтобы работа была сделана», влияние коррупции на развитие бизнеса, существование «большой коррупции» на высоком политическом уровне и участия элит в коррупции.

3. Показатели, полученные в результате Всемирного обследования предприятий (The World Business Environment Survey, WBES) — сравнительная оценка государственной политики, делового климата качества регулирования, уровня коррупции, качества государственных услуг в контексте взаимодействия между бизнесом и государством. Проводилась Всемирным Банком совместно с Европейским банком реконструкции и развития, Американским банком развития и Гарвардским университетом.

4. Показатели, полученные в результате обследования предприятий в странах с переходной экономикой (The Business Environment and Enterprise Performance Survey, BEEPS) — сравнительная оценка качества управления, делового климата, конкурентной среды, уровня коррупции в контексте взаимодействия между бизнесом и государством в странах с переходной экономикой.

5. Индекс восприятия коррупции (англ. Corruption Perceptions Index, CPI) — составной индекс, составляемый организацией «Transparency International», который позволяет получить ежегодный срез по уровню коррупции в государственном секторе в различных странах, основанный на данных 17 различных опросов и исследований, проведенных 13 независимыми организациями среди предпринимателей и местных аналитиков, включая опросы жителей данной страны – как ее граждан, так и иностранцев.

6. Барометр мировой коррупции (англ. Global Corruption Barometer, GCB) — составной индекс, составляемый организацией «Transparency International», ориентированный на восприятие средним человеком уровня коррупции, а не как CPI, который оценивает уровень коррупции в мире.

7. Индекс экономической свободы (англ. Index of Economic Freedom, IEF) — показатель, ежегодно рассчитываемый газетой Wall Street Journal и исследовательским центром Heritage Foundation по большинству стран мира, рассчитываемый на данных правительственных и неправительственных организаций, результаты международных и национальных социологических опросов для 161 страны на основе 50 характеристик, объединенных в 10 факторов экономической свободы: торговая политика, фискальная политика, государственная интервенция в экономику, монетарная политика, иностранные инвестиции и потоки капитала, банковская сфера, зарплаты и цены, имущественные права, государственное регулирование, черный рынок. Каждый фактор оценивается по шкале, в соответствии с которой качественные или количественные характеристики переводятся в баллы от одного до пяти: чем больше значение показателя, тем значительнее интервенция государства в экономику страны и тем ниже уровень экономической свободы.

8. Индекс непрозрачности — интегральный показатель, рассчитываемый на основе пяти первичных показателей: коррупция в государственных органах; законы, регулирующие права собственности; экономическая политика (фискальная, монетарная, налоговая); стандарты финансирования; регулирование коммерческой деятельности, позволяет оценить воздействие непрозрачности страны на стоимость и эффективность капиталовложений.

9. Индекс институциональной среды — интегральный показатель, рассчитываемый на основе обследований государственных служащих в 15 странах, включает оценку степени доверия к ведомственной политике, доверия к правилам и адекватности и предсказуемости ресурсного обеспечения.

Примеры провалов регулированияПравить

К перечню фиаско государства можно отнести[1]:

Типы провалов регулирования

Лев Якобсон выделял 4 типа провалов[7][1]:

  • ограниченность доступной информации (неполнота информации);
  • неспособность государства полностью контролировать реакцию контрагентов (возникновение легальной монополии);
  • несовершенство политического процесса (рациональное неведение избирателя, манипулирование решений, влияние групп специальных интересов, поиск ренты);
  • ограниченность контроля над государственным аппаратом (симметричность информации, информированные бюрократы отстаивают собственные интересы в ущерб интересам менее информированных субъектов в моделе бюрократии Нисканена).

Чарльз Вульф отмечал три типа[8]:

Американский профессор Вилфред Долфсма сформулировал 4 типа возможных провалов, которые могут быть при введении новых государственных правил[9]:

  • слишком подробные правила (детализированный и всеобъемлющий свод правил требует учитывать огромные объемы разнообразной информации, быстро устаревает и нуждается в постоянном пересмотре);
  • излишне обобщённые правила (отсутствие указаний относительно интерпретаций приводит к установлению собственных трактовок, к усилию сильной стороны или обречены на провал);
  • волюнтаристские правила (влекущие ущерб для агентов без компенсаций, умоляют принцип равенства перед законом и правовой безопасности, приводят к повышенной степени неопределённости в экономической сфере и к снижению инвестиционной привлекательности региона);
  • конфликтующие правила (противоречащие друг другу приводят к конфликту, увеличивают неопределённость в экономической сфере).

Причины провалов регулированияПравить

К причинам фиаско государства ряд экономистов относят[1]:

  • Несовершенство информации о действительных предпочтениях. Решения могут приниматься при отсутствии надежной статистики, полной информации, в условиях существенного искажения имеющейся информации в результате действий мощных групп с особыми интересами, активного лобби, мощного бюрократического аппарата.
  • Несовершенство политического процесса. Рациональное неведение, лоббизм, манипулирование голосами вследствие несовершенства регламента, логроллинг, поиск ренты, политико-экономический цикл и т. д.
  • Ограниченность контроля над бюрократией. Рост административного аппарата создаёт все новые и новые проблемы в этой области.
  • Неспособность полностью предусмотреть и контролировать ближайшие и отдаленные последствия принятых им решений. Экономические агенты реагируют не так, как предполагало руководство при принятии различных приказов и проведения мероприятий. Действия экономических агентов сильно изменяют смысл и направленность предпринятых усилий руководством. Таким образом мероприятия часто приводят к отличным от первоначальных целей последствиям.

К. Р. Макконнелл и С. Л. Брю отметили причины проявления неэффективности государственного сектора в следующем[10]:

  • эффект особых интересов — принятия государственных решений и распределение ресурсов в экономике государственным органом в интересах небольших групп в ущерб интересам общества в целом;
  • поиск ренты — стремление добиться с помощью государственных органов передачи дохода (ресурсов) за счёт общества или третьих лиц;
  • явные выгоды и скрытые издержки — политики будут стараться поддерживать проекты с немедленными ощутимыми выгодами с целью переизбрания в текущем периоде, а также проекты, издержки которых скрыты или отложены благодаря дефицитному финансированию;
  • ограничение и отсутствие выбора — избиратели голосуют за пакет программ при существующей потребности только в чём-то одном, на лицо неэффективное перераспределение и производство государственных услуг и товаров;
  • неэффективная бюрократия — у государственных служащих меньше стимулов работать эффективно, чем у тех, кто работает в частных фирмах.

Согласно Чарльзу Вульфу выделяются следующие причины провалов государства[11]:

  • условия формирования спроса на нерыночную продукцию:
- разъединение издержек и выгод (несовпадение между получающими выгоды и теми, кто эти выгоды оплачивает);
- узкий горизонт планирования (предпочтение настоящих благ будущим);
- особенности вознаграждения политиков (награды в виде голосов избирателей);
- обостренное восприятия обществом провалов рынка (неясность того, где провалы государства, а где провалы рынка);
- участие в выборах новых политических организаций (давление политических организаций).
  • условия формирования нерыночного предложения:
- трудность определения и измерения выпуска (спорные измерители нерыночных услуг как обороны, регулирования, социальных программ);
- единственный поставщик (исключительная монополия в определенной области законодательно закреплена);
- неопределенность производственной технологии (производство услуг не имеет ограничителей);
- отсутствие механизма прекращения деятельности (непрекращение нерыночной деятельности в случаях, когда она неуспешна).

Пути преодоления фиаско государстваПравить

Классическая программа действийПравить

Макконнелл К.Р. и Брю С.Л. в своей книге «Экономикс» прописали классические этапы преодоления провалов государства[10][12]:

I. Законность и порядок

Необходима активная роль государства в установлении сильной и устойчивой государственной власти с установлением законности и порядка, достижении мира и единства. Государственные органы должны бороться с фактами коррупции, некомпетентности, чиновничьих растрат, продаж монопольных привилегий, кумовства[12]. В начале требуется обеспечить экономическую безопасность ведения бизнеса, создания общественных и частных благ. Театр начинается с вешалки, фирма со сторожа, бизнес с безопасности.

II. Усилие предпринимательства

Создание достаточно многочисленного и энергичного класса хозяйственников—предпринимателей, имеющих возможность и желание развивать производство. Производственники, управленцы должны стать ведущей силой экономического роста[12]. Без команды невозможно делать бизнес. «Кадры решают всё».

III. Развитие инфраструктурных проектов

Создание в достаточном объёме общественных благ, многие трудности порождаются именно дефицитом инфраструктуры, уровнем развития общественных услуг. Развитие инфраструктурных проектов (медицинских, образовательных, экологических, логистических и прочих программ). Нерыночные товары и услуги приносят существенные побочные выгоды[12]. Осуществление их в рамках долгосрочных планов.

IV. Стимулирование накоплений и инвестиций

Принудительное государственное вмешательство в сфере сбережений и капиталовложений. Осуществление и администрирование капиталоёмких проектов. Контроль над обесценением денежных средств[12]. Государство должно стимулировать общество делать личные сбережения на своё будущее, распределять капитал на протяжении всего жизненного периода личности, семьи. А также проведение капиталовложений с оптимальными амортизационными отчислениями и обесценением.

V. Преодоление социокультурных и институциональных преград

Устранять с пути экономического роста препятствия, вытекающие из характера социального устройства, пропагандировать ценности социальной активности. Преодоление социокультурных преград: неформальной клановости, кастовости, междоусобиц, межнациональных и межконфессиональных распрей, религиозного экстремизма, сектантства[12].

Усилие всех экономических институтов, участвующих в создание общественных благ. Рыночная экономика не всегда даёт удовлетворительный эффект, но нельзя делать однозначный вывод, что государственное регулирование приводит к более высоким результатам. Рыночная система не является абсолютно эффективной; собственно, экономические функции правительства в том и состоят, по мнению ряда экономистов, чтобы исправлять провалы рыночной системы. Государственный сектор также страдает серьёзными недостатками при выполнении своих экономических функций. Неуместно сравнивать совершенные рынки и несовершенные правительства или негодные рынки и всезнающие, разумные и щедрые правительства — сопоставлять следует по своей сути экономические институты. И, действительно, какие фирмы лучше оказывают услуги частные или государственные в области оборудования парков и зон отдыха, пожарной охраны, вывоза мусора, жилищного строительства, образования[10]? Мы хвалим за высокий профессионализм развитые институты за предоставление качественного продукта, и ругаем несовершенные институты (фирмочки, нувориши/бездельники, чинуши) за их некачественные товары, работы или услуги.

КритикаПравить

Вашингтонский консенсус

По мнению норвежского экономиста Эрика Рейнерта абсолютно дискредитирующие этапы выхода из фиаско правительства, порочного круга бедности являются следующие пункты, предлагаемые Вашингтонским консенсусом[13]:

  1. приведите в порядок цены;
  2. приведите в порядок право собственности;
  3. приведите в порядок институты;
  4. приведите в порядок управление;
  5. приведите в порядок конкурентоспособность;
  6. приведите в порядок инновации;
  7. приведите в порядок предпринимательство;
  8. приведите в порядок образование;
  9. приведите в порядок климат;
  10. приведите в порядок болезни;
  11. и другие факторы экономического роста.
Цены

До проводимых реформ по переходу к рыночной экономике цены на продукты (ТЭР, продукты питания и т.д.) были ниже мировых, после значительно выше. Производить в малых экономиках стало невыгодно, уровень жизни населения упал, экспорт остановился, уровень импорта вырос. Исправление уровня цен всегда выводит страну на ещё худший уровень бедности. Выпускнику западного вуза приходится решать задачу возвращения на родину на ничтожный оклад или остаться[14].

Право собственности

Считается, что провалы в производстве предприятий связаны с тем, что у них не оформлены права собственности на занимаемые ими земельные участки, что населению в городах необходимо приватизировать собственные квартиры. Разве[14]? Право отчуждения земельных участков и квартир было и до этого. Теперь же появились бездомные и пустующие квартиры, заводы без собственных площадей и заброшенные промплощадки, появились дополнительные барьеры для входа на рынок, и бедняки не могут простроить свой дом.

Институты

Ха-Джун Чан и Питер Эванс[15] определяют экономические институты как систематические паттерны общепринятых ожиданий, само собой разумеющихся предпосылок, принятых норм и привычек взаимодействия, которые оказывают заметное влияние на формирование мотивации и поведения групп взаимосвязанных общественных акторов. В современных обществах они, как правило, воплощаются в форме управляемых организаций, у которых есть формальные правила и право применять принудительные санкции, таких как правительство или фирмы». Институты сами по себе, отдельно от структурных изменений, которые создают условия для их появления, не могут считаться источниками экономического развития и выхода из провала. Способ производства определяет институты, а не наоборот. Развитие экономических институтов в государстве зависит от видов экономической деятельности, которыми занимается общество. Причины институциональных провалов не могут обсуждаться в отрыве от видов экономической деятельности, которыми занимаются эти страны[14].

Управление

Провал характеризуется следующим: малое количество отраслей с возрастающей отдачей или их полное отсутствие, недостаточное разделение труда, отсутствие среднего класса, а с ним политической стабильности, отсутствие экономически независимого класса производственников, экспорт сырьевых товаров; сравнительное преимущество в поставке на мировой рынок дешевой рабочей силы, малый спрос на квалифицированный труд в сочетании с низким уровнем образования, утечка мозгов. Чтобы выправить производство в государстве, нужно проводить политику индустриализации. Промышленность ни в одной стране не появилась случайно, хаотично, без того, чтобы её осознанно не строили, охраняли и не стремились бы к ней. Слова государство и правительство стали почти ругательными. Однако чем больше проходило времени, тем больше государство и правительство возвращались в свою прежнюю роль под маской управления[14]. Необходимо централизованное государственное управление

Конкурентоспособность

Когда говорят, что нам надо быть конкурентоспособными, подразумевается, что мы должны снизить свой уровень жизни. Чтобы мы были гибче на рынке труда, то есть рабочие должны смириться с ещё большей бедностью. Однако, по определению ОЭСР конкурентоспособность страны - это «степень, до которой в условиях открытого рынка страна способна производить продукты и услуги, которые могли бы конкурировать с зарубежными, и при этом сохранять и увеличивать свой внутренний реальный доход». То есть до уровня, когда реальные зарплаты и национальный доход поддерживаются несовершенной конкуренцией и приносят стране ренту.

Инновации

Считается, что при провале нужно усилить инновационность производимой продукции. Ханс Зингер продемонстрировал, что инновации в секторе сырьевых товаров стран третьего мира, имеют тенденцию распространяться в странах «первого» мира в виде пониженных цен, а инновации, появляющиеся в странах «первого» мира, распространяются в виде более высоких зарплат граждан в странах «первого» мира. Когда бедные страны вводят инновации, они не могут получить с этого эффект[16]. В провале страны обычно специализируются на экономической деятельности, которая в технологическом плане является тупиковой без возможности появления инноваций, экономии на масштабе или улучшения производительности. Когда бедные страны специализируются в экономических видах деятельности, в которых инновации невозможны, то в рамках всемирного разделения труда «бедные специализируются на бедности»[14].

Предпринимательство

Э. Рейнерт напоминает, что предприниматели по мнению американского профессора Уильямома Баумоля делятся на продуктивных, непродуктивных и деструктивных. Непроизводительная деятельность предпринимателя осуществляется в следующих формах: погоня за рентой путём подачи всевозможных судебных исков, корпоративных захватов, уклонение от уплаты налогов[14]. Сформированы высокомаржинальные виды экономической деятельности с суперуспешными «предпринимателями», занимающих: арбитражем сделок, полулегальным и мошенническим отъёмом денег у населения, шантажом и запугиванием физических и юридических лиц всевозможными штрафами, проверками, судебными тяжбами, подкупом рьяных инспекторов, киданием контрагентов, потребительским экстремизмом, экологическим экстремизмом, покупкой судебных долгов и залогов, предоставлением микрозаймов под высокие проценты, открытием инвестиционных кооперативов с привлекательными процентными ставками, мошенничеством с пенсионными накоплениями и материнским капиталом, помощью в получении кредитов. Вам по закону должны предоставить компенсацию, произвести выплату, дать кредит, земельный участок, обращайтесь к нам, мы за это берём меньше, чем другие. Эти виды бизнеса разнообразны, они активно развиваются, притягивают сотрудников и предпринимателей, ими уже занимаются не только отпетые мошенники и преступники, но и рядовые домохозяйства и успешные фирмы, притягивается и большой капитал. Уже не удивляют супервысокие зарплаты в сфере управления ЖКХ, войны с управляющими компаниями становятся обыденным, как и ежечасные телефонный атаки мошенников. Воровство в компаниях стал спортом и для сотрудников. А предприниматели занимаются сами или находятся в цепочке по распилу денежных средств, отмывом грантов, субсидий, получения откатов. В топах успешных компаний прочно обосновались юридические компании с консультациями по рейдерству и уклонению налогов, — и такая тенденция во всех странах с рыночной экономикой. Корпорации с момента открытия начинают активно бороться с атаками непроизводственных предпринимателей, им приходится набирать штат безопасников, юристов, охранников, контролёров, аудиторов, консультантов. Значительная часть времени корпоративного руководства уходит на участие в судебных процессах, требующих концентрации не только специалистов юридического отдела, но всех топ-менеджеров компании.

Факторы экономического роста

Перечисление множества экономических факторов, которые необходимо поправить, скорректировать, сильно напоминает отвлекающий манёвр, когда на полном серьезе солидные консультанты из МВФ, Всемирного банка, международных консалтинговых компаний для выхода из провала указывают странам, находящимся в провале, на необходимость скорректировать собственную географию, климат, болезни[14].

Деиндустриализация

Э. Рейнерт указывает на ловушку, когда свободная торговля малой открытой экономики с большой экономикой без использования протекционизма приводит к деиндустриализации, к экономике с малой прибавочной стоимости, к потерям рабочих мест во всех секторах экономики (не только в промышленности), к последующей деградации агросектора, к созданию общества с высокой социальной напряженностью. Никакое полицейское государство с огромной армией безработных не справится. Фиаско государство будет лишь усиливаться. В начале приведите в порядок экономическую деятельность, агросектор должен стать базисом, а индустриализация должна стать ключевой программой. Кроме того, необходимо проранжировать виды экономической деятельности по их качеству, и заниматься лишь качественными бизнес-направлениями, которые приводят к экономическому росту.

Качественные бизнес-правления характеризуются следующими пунктами: новые знания с высокой рыночной ценностью; крутая кривая производительности; быстрый рост объема производства; стремительный технологический прогресс; активная научно-исследовательская деятельность; поощряется обучение на практике; несовершенная информация; инвестиции поступают в крупном объеме / неделимы; несовершенная конкуренция, но динамичная; высокий уровень заработной платы; возможности для экономии на масштабе и диверсификации производства; высокая концентрация отраслей; высокие ставки, высокие барьеры на вход и выход; связи и синергия; инновационные продукты.

Некачественные бизнес-направления — это старые знания, не имеющие рыночной ценности; пологая кривая производительности; низкий рост производительности; низкий уровень технологического прогресса; научно-исследовательская деятельность на низком уровне; требуется невысокий уровень мастерства или образования; совершенная информация; инвестиции можно делить (инструменты); совершенная конкуренция; низкий уровень заработной платы; низкий уровень экономии на масштабах или его отсутствие / риск убывающей отдачи; слабоконцентрированная отрасль промышленности; низкие ставки; низкий барьер на вход и выход; природное сырье; небольшое количество связей и синергических эффектов; отсутствие инноваций.

С проявлением деиндустриализации надо активно бороться (это болезнь экономики, это фиаско рынка), проводить программы как в США по реиндустриализции, а не считать это достижением Общества 5.0. Национальные экономики ещё не обеспечили всех членов жильём, едой, водой, безопасностью, чтобы переводить экономику в киберпространство.

Ошибки управленияПравить

При сравнительном анализе экономической эффективности между частной и государственной корпорацией выявляется то, что крупные игроки имеют доступ к более дешёвым и качественным экономическим ресурсам, что становится основой получения большего эффекта. В том числе крупные экономические агенты имеют доступ к более качественным предпринимательским способностям (управленцам, успешным хозяйственникам). При прочих равных условиях транснациональные игроки будут всегда эффективней национальных, а национальные игроки будут сильней региональных. Здесь нет борьбы противоположностей между частным и государственным — всегда тот кто крупней, это единая государственная корпорация, всегда корпорация союза государств или транснациональная корпорация. Потому что малая открытая экономика будет проигрывать большой экономики. В условиях агрессивной международной конкуренции от транснациональных корпораций и супертранскорпораций стратегия развития малого бизнеса, самозанятости, ставка на индивидуальных предпринимателей обречена на немедленное уничтожение всей национальной экономики. Сам рынок диктует создание единой национальной государственной корпорации («Россия»), а верней межнациональной корпорации («Союза Стран»).

Сравнивая примеры фиаско рынка и фиаско государства, можно прийти к выводам, что теоретически можно построить абсолютный рынок без государства, а любые формы провалов рынка решить инструментами дизайна рынка. Можно согласиться с мнением отдельно взятых либеральных теоретиков в части того, что необходимость государственного регулирования не доказывается существованием фиаско рынка. В лабораторных условиях, в ограниченных средах, при неизменных факторах можно и без единого центра, отрезанный хвост ящерицы может функционировать. Однако, стремление полностью разрушить государственные институты в отдельно взятой стране — это признак гибридной войны против данной экономики. Это рыночные механизмы могут временно заменить государственные инструменты управления при условии отсутствия или разрушения последних. Госаппарат и государственное регулирование первично всему рынку. Провалы рынка критичны для всей национальной экономики. Провалы государства говорят лишь об неумелом управлении и необходимости корректировки опять-таки государственными инструментами регулирования, рыночными инструментами их не исправить.

ПримечанияПравить

  1. а б в г Дьячкова А.В. Экономика общественного сектора : [учеб. пособие]. — Екатеринбург: УрФУ, 2016. — 166 с. — ISBN 978-5-7996-1846-9
  2. Якобсон Л.И. Государственный сектор экономики: экономическая теория и политика. — М.: ГУ ВШЭ, 2000. — С. 137—138. — 367 с. — ISBN 5-7598-0073-5
  3. Барциц И.Н. Показатели эффективности государственного управления (субъективный взгляд на международные стандарты)//Представительная власть XXI век: законодательство, комментарии, проблемы, №1(80), 2008 — С.3-6 — ISSN 2073-9532
  4. Fragile States Index Annual Report 2021//Fund for Peace, 20 May 2021
  5. Качество государственного управления в странах мира / Гума­нитар­ный портал: Иссле­до­ва­ния [Элект­рон­ный ресурс] // Центр гума­нитар­ных техно­логий, 2006–2021 (после­дняя редак­ция: 22.03.2021). URL: https://gtmarket.ru/research/worldwide-governance-indicators
  6. Россия в зеркале международных рейтингов/ Информационно-справочное издание / отв. ред. В.И. Суслов; ИЭОПП СО РАН. Новосибирск, 2015. – Автограф, 2015. – 115с. — ISBN 978-5-9905592-9-5
  7. Якобсон Л.И. Экономика общественного сектора: основы теории государственных финансов. — М.: Аспект Пресс, 1996. — С. 112—114. — 319 с. — ISBN 5-7567-0061-7
  8. 50 лекций по микроэкономике: В двух томах / Тарасевич Л.С., Гальперин В.М., Игнатьев С.М.. — СПб.: Экономическая школа, 2004. — Т. 2. — ISBN 5-902402-05-0
  9. Долфсма В. Провалы государства. Общество, рынки и правила — М.: Изд-во Института Гайдара, 2017. — 256 с. — С. 86—94 — ISBN 978-5-93255-500-2
  10. а б в Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. — М.: Республика, 1992. — Т. 2. — С. 213-218. — ISBN 5-250-01486-0
  11. Заостровцев А.П. От «Провалов государства» к «Провалившимся государствам»//Финансы и бизнес, №1, 2008 — С.6—20 ISSN 1814-4802
  12. а б в г д е Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. — М.: Республика, 1992. — Т. 2. — С. 374—375. — ISBN 5-250-01486-0
  13. Рейнерт Э.С. Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2016. — 384 с. — С.248—249 — ISBN 978-5-7598-1374-3
  14. а б в г д е ё Баумоль У. Микротеория инновационного предпринимательства — М.: Изд-во Института Гайдара, 2013 — 432с. — С.356—358 — ISBN 978-5-93255-376-3
  15. Chang Ha-Joon., Evans P. The Role of Institutions in Economic Change/ Silvana de Paula and Gary Dymski (eds)// Reimagining Growth — Zed, London, 2005, p. 99 – 140
  16. Singer H.W. The Distribution of Gains between Investing and Borrowing Countries//American Economic Review, 40, 1950, — p. 473–485
Лекции: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16