История психологии с точки зрения ценностно-ориентированного подхода. Сборник статей./А.Маслоу

Список актуальных задач здесь

"Я - антидоктринер. Я против того, что закрывает перед нами двери и отрезает возможности."
Абрахам Маслоу

"Абрахам Маслоу сделал больше для изменения нашего взгляда на человеческую природу и возможности личности, чем любой другой американский психолог за последние полвека."
Джордж Леонард
(автор книг о человеческих способностях и айкидо, бывший президент Ассоциации гуманистической психологии)

ВведениеПравить

Работа, которую проделал Абрахам Маслоу, и его искренний поиск оказали огромное влияние на развитие психологии. Абрахам Маслоу предположил, что внутренний мир личности уникален, неповторим, несравним и он разумен.

В ходе этого, мы видим очень важным рассмотрение труда Абрахама Маслоу «Новые рубежи человеческой природы», «Мотивация и личность», «Ценностно-ориентированная психология» Олега Георгиевича Гадецкого.

Изучение трудов Маслоу дает ещё более глубокое понимание метода ЦОП, его глубины, искренности и осознание возможности принести благо каждому, а также, продолжать дело основоположников этого метода.

Маслоу говорил, что для изучения человека не могут быть применены методы классического рационального мышления, которые пригодны для изучения неживой материи.

Необходим подход этической рациональности, который стоит на 3 постулатах:

  1. Признание, что материя живая, не является мертвой. Нужно помочь проявиться потенциалу личности.
  2. Для познания реальности необходимо восприятие из любви.
  3. Человек обладает ценностной природой, он не живет нейтрально.

БиографияПравить

Абрахам Харольд Маслоу родился 1 апреля 1908 года. Отец будущего психолога, носил фамилию Маслов, выходец из Киевской губернии Российской империи, который, подобно десяткам тысяч своих еврейских соплеменников, потрясенных безжалостными погромами начала века, перебрался в Новый Свет. Его первенец, который в иных обстоятельствах мог бы быть нашим соотечественником и зваться Абрамом Григорьевичем Масловым, родился уже в Бруклине, не самом респектабельном районе Нью-Йорка.

Отношения Абрахама с матерью складывались непросто. Миссис Маслоу была строгой женщиной и жестоко наказывала детей за малейшую провинность. В памяти мальчика на всю жизнь отпечаталась сцена: мать разбивает о стену головы двум кошкам, которых сын принес с улицы. С течением времени он ничего не забыл и не простил. Когда мать умерла, Маслоу даже не явился на ее похороны. В его записках можно найти такие слова: «Вся моя жизненная философия и мои исследования имеют один общий исток - они питаются ненавистью и отвращением к тому, что воплощала собой она (мать)».

Важно отметить, что Абрахам был совсем не красавцем. Щуплое телосложение и огромный нос делали его отталкивающе-комичным. Он настолько тяжело переживал недостатки своей внешности, что даже избегал ездить в метро, подолгу дожидаясь пустого вагона, где мог бы никому не попадаться на глаза. Можно даже сказать, что в детстве и юности он терзался тяжелейшим комплексом неполноценности в связи со своей внешностью.

Абрахам Маслоу был единственным еврейским мальчиком в районе Бруклина, где евреи не жили. Позже он говорил, что это в какой-то мере походило на положение первого негра в школе, где все белые. Зная, что сегодня Маслоу – один из самых известных людей в своей области, лишь изредка становящийся объектом нападок со стороны не согласных с ним психологов, трудно поверить, когда он говорит: «Я был одиноким и несчастным. Я вырос в библиотеках, среди книг, почти без друзей».

В юности Маслоу страстно влюбился в свою кузину, но, терзаемый комплексами, долго не решался ей открыться, опасаясь быть отвергнутым. Когда же его робкое проявление чувств было неожиданно встречено взаимностью, он испытал первое в своей жизни пиковое переживание (это понятие впоследствии стало одним из краеугольных камней его системы). Взаимная любовь стала огромной поддержкой для его неустоявшегося самоуважения.

Они поженились, когда ему было 20, а невесте 19. Он вспоминает: «Жизнь по-настоящему не началась для меня, пока я не женился и не отправился в Висконсин» (там он изучал в университете психологию). Маслоу продолжает: «Я открыл для себя Уотсона и был предан бихевиоризму. Он стал для меня источником воодушевления». Он изучал обезьян под руководством Гарри Харлоу и написал докторскую диссертацию по сексуальному поведению и характеристикам доминирования у обезьян.

Однако, по мере того как он все больше знакомился с фрейдизмом и гештальтпсихологией, его энтузиазм в отношении бихевиоризма начал убывать. И, когда в семье Маслоу появился ребенок, Абрахам сделал важное открытие. «Наш первый ребенок изменил меня как психолога, – пишет он. – Бихевиоризм, которым я так увлекался, предстал теперь передо мною таким глупым, что я не мог этого переварить. Это было невозможно». В интервью для журнала «Psychology today» («Психология сегодня») он говорил: «Я смотрел на это крошечное, таинственное создание и чувствовал себя поглупевшим. Я был ошеломлен тайной. Я сказал себе, что тот, кто имеет ребенка, не может быть бихевиористом».

В 1930-е гг. семья Маслоу вернулась в Нью-Йорк, где Абрахам стал профессором психологии в Бруклинском колледже.

Нью-Йорк в то время был особым местом – Маслоу назвал его центром психологической вселенной. Именно здесь он получил самые глубокие впечатления в своей жизни и самый поучительный опыт. «Мне не пришлось встретиться с Фрейдом или Юнгом, – пишет он, – но я встречался с Адлером в его доме, где он по пятницам проводил вечерние семинары, и я много беседовал с ним... Я общался с такими людьми, как Эрих Фромм, Карен Хорни, Рут Бенедикт, Макс Вертхаймер и подобные им... Я думаю, можно сказать, что у меня были самые лучшие учителя, и формальные и неформальные, каких только можно себе представить. Этим я обязан той исторической случайности, что в Нью-Йорке собрались сливки европейского интеллекта, эмигрировавшие, когда Гитлер пришел к власти. Нью-Йорк тех дней был просто фантастическим городом. Ничего подобного не было со времен древних Афин».

7 декабря 1941г. (Япония разгромила военно-морскую базу США Перл-Харбор, США вступили во Вторую мировую войну) изменило направление жизни Маслоу, как и миллионов других людей. Будучи уже непризывного возраста, Маслоу в эти первые дни войны принял решение посвятить оставшуюся часть своей жизни поиску такой достаточно полной теории человеческого поведения, которая могла бы быть полезна для утверждения мира на Земле, основываясь при этом на фактических данных, которые могли бы быть приняты всем человечеством. Он поставил своей задачей синтезировать многие изученные им взгляды.

«Я хотел, – писал он, – доказать, что люди способны на нечто более великое, чем войны, предубеждения и ненависть. Я хотел сделать так, чтобы наука могла рассмотреть те проблемы, которыми занимаются не ученые: проблемы религии, поэзии, ценностей, философии, искусства».

Маслоу обнаружил, что добивающиеся успеха психологи и психиатры часто вынуждены отступать от популярных в данное время теорий, чтобы добиться результата в своей работе с невротиками и психотиками. Существующие теории не решают человеческих проблем и, по-видимому, не объясняют адекватным образом имеющиеся факты. Маслоу весьма критически отнесся к сосредоточенности Фрейда на изучении невротиков и психотиков и к допущению, что высшие формы поведения приобретаются, а не являются естественными для человека как биологического вида.

Маслоу говорит: «Если исследователь занят больным, невротиком, психопатом, преступником, слабоумным, то его надежды в отношении человеческого рода волей-неволей становятся все более умеренными, все более "реалистичными", он все меньшего ожидает от людей... Становится все яснее, что изучение уродливого, недоразвитого, незрелого и нездорового может создать только уродливую психологию и уродливую философию. Изучение самоактуализирующихся людей должно стать основой для более универсальной психологической науки».

Именно этот подход делает теорию Маслоу уникальной. Он изучал наилучшие образцы человеческой природы, какие он мог найти, и это привело его к следующему заключению: «Теперь происходит изменение образа человека... Образ, сформированный гуманистической психологией, ясно показывает, что на протяжении всей письменной истории мы переоценили человеческую природу... Это революция с точки зрения ее последствий. Она может изменить и изменит мир и все в нем. Я горжусь тем, что нахожусь в этом поворотном пункте истории, помогаю ему осуществляться, знаю других, кто также создает Третью силу – Роджерса, Гольдштейна, Олпорта».

Почти все американские исследователи поведения, примерно с 1920г., а многие и значительно раньше, построили свои исследования по «научной» модели. Их основное допущение состояло в том, что научный подход, столь успешно проявивший себя в решении физических и технических проблем, может быть столь же успешен в решении человеческих проблем. Ученый, исследующий поведение, поверил, что он должен изучать человека как объект – объект, который следует наблюдать, но не задавать ему вопросы. Субъективную информацию, мнения человека о себе, своих чувствах, желаниях, стремлениях следует игнорировать. Фрейд был настолько занят неосознаваемыми детерминантами человеческого поведения, что уделял мало внимания или вообще пренебрегал попытками его пациентов объяснить основания, побуждавшие их вести себя определенным образом.

Не соглашаясь с этим подходом, Маслоу был убежден в том, что мы можем узнать гораздо больше о человеческой природе, принимая во внимание субъективное так же как и объективное. Более того, в его опыте субъективный подход часто оказывался более продуктивным, если же он игнорировался, значительная часть человеческого поведения выглядела бессмысленной.

Это не значит, что Маслоу отверг науку, он просто предпочел более широкий подход.

Хотя Маслоу и другие психологи Третьей силы не соглашаются с теориями бихевиористов и фрейдистов, они считают, что используемые представителями этих направлений методики, или, как говорят, техники, могут быть полезны. Условный рефлекс является формой научения. Свободные ассоциации, с которыми работают фрейдисты, являются формой общения. Как говорит Маслоу: «Я считаю механистическую науку (принявшую в психологии форму бихевиоризма) не то чтобы неправильной, но слишком узкой и ограниченной, чтобы служить общей и полной теоретической основой». Что же касается Фрейда, то его образ человека неадекватен: «Оставляя в стороне его вдохновение, его способные осуществиться надежды, его божественные качества... Фрейд снабдил нас больной половиной психологии, и мы должны теперь дополнить ее здоровой половиной».

Абрахам Маслоу писал: «Если вы намеренно собираетесь стать менее значительной личностью, чем позволяют вам ваши способности, я предупреждаю, что вы будете глубоко несчастливы всю жизнь».

Подход третьей силыПравить

«Изучение душевных заболеваний необходимо, но не достаточно. Изучение животных необходимо, но не достаточно. Изучение средних индивидов само по себе не решит проблему. Для понимания душевных заболеваний требуется глубокое понимание душевного здоровья». Маслоу предложил ввести в психологию и психиатрию этот новый важный массив информации. Он пришел к идее, что можно узнать много о человеке и его потенциале, изучая особенно здоровых, наиболее зрелых людей – ту часть человеческого рода, которую Маслоу назвал «растущей верхушкой».

Маслоу почувствовал, что полная теория поведения должна включать его внутренние детерминанты так же, как и внешние, исходящие от среды. Фрейд сосредоточился на первых, а бихевиористы – на вторых. Обе точки зрения требуется скомбинировать. Объективного изучения человеческого поведения недостаточно – для полного его понимания необходимо рассмотреть и субъективные факторы. Чтобы понимать поведение людей, мы должны учитывать их чувства, желания, надежды, стремления.

Человека, полагает Маслоу, надо изучать как целостную сущность, как систему. Здесь каждая часть связана с другой и, если не изучать их как единое целое, ответы будут неполными. Большинство исследователей поведения пытались выделить независимые влечения, побуждения и инстинкты и изучать их по отдельности. Маслоу обнаружил, что такой подход в общем менее продуктивен, чем подход целостный, исходящий из того, что целое больше суммы своих частей.

Итак, толчком к изучению самоактуализирующихся людей послужила любознательность Маслоу. Он попытался понять двух профессоров, которых он очень уважал и которыми восхищался. Они стали его учителями уже после того, как он получил степень доктора философии и вернулся в Нью-Йорк. Любознательность заставила его проанализировать, благодаря чему эти два профессора оказались столь выдающимися. Он делал о них заметки, и внезапно ему пришло в голову, что их личности можно сопоставить, что есть определенные характеристики, общие для этих двух людей. Вдохновленный этим открытием, молодой Маслоу попытался выяснить, нельзя ли обнаружить этот тип личности еще где-либо. Так началось его развернутое исследование вполне зрелых людей. Самоактуализирующаяся личность – наилучший представитель человеческого рода, представитель того, что Маслоу позже назвал «растущей верхушкой».

Изучение этих индивидов, их привычек, их характеристик, их личностей, их способностей привело Маслоу к его определению душевного здоровья и к теории человеческой мотивации. Этот метод открывает для науки о поведении целую новую область. «Теперь становится возможным, – говорит Маслоу, – благодаря изучению осуществляющих себя индивидов, посмотреть открытыми глазами на многие исходные прозрения, старые для философов, но новые для нас».

По словам Маслоу, он уже в начале своей профессиональной деятельности обнаружил, что имеющийся язык психологии (иначе говоря, ее понятийная структура) не подходит для избранного им направления исследований, и он решил изменить или улучшить этот язык.

Ключевыми терминами в разработанном им языке являются «самоактуализация», «пиковые переживания» и «иерархия потребностей», начиная от «дефицитарных» и кончая «бытийными», а также особое внимание он уделил трансценденции бытия.

Абрахам Маслоу искал подтверждения и возможности увидеть суть, суть предмета, суть личности, конкретную идеографическую сущность, отличающую его от всего остального.

«Маленький цветок видится в своей сущности и одновременно воспринимается как единый с Богом, полный божественного великолепия, стоящий в лучах света вечности. Здесь цветок видится не просто исключительно конкретной сущностью, но воспринимается либо как совпадающий со всем миром, исключающий все остальные вещи, либо воспринимается в рамках бытийного познания как символизирующий весь мир, то есть как «бытийный цветок», а не «дефицитарный цветок». Когда цветок воспринимается как бытийный, все сказанное о вечности и таинстве бытия, божественном великолепии и т.д. остается справедливым, и все видится в бытийном мире – то есть, видя цветок, мы через него как бы охватываем одним взглядом весь бытийный мир».

Маслоу вводит понятие трансцендер, который относится к человеку как к брату, как к члену своей семьи, которого надо любить, о котором надо заботиться, чтобы он ни сделал. Но при этом он может действовать как строгий отец или брат. Тем самым каждый консультант так или иначе трасцендер, он относится к клиенту таким образом как описано, создавая это пространство доверия и принятия, вместе с тем, как строгий брат, не потакая эгоизму клиента и возвращая ему ответственность за свою жизнь.

Абрахам Маслоу выделил целый параграф в своей книге, чтобы объяснить Бытийное познание (Б-познание), чтобы объяснить, как необходимо воспринимать объект. Он выделил целых 19 пунктов восприятия мира и объекта. В целом, он говорит, что объекты не являются взаимозаменяемыми, потому что каждый объект уникален, сакрален, не поддается классификации, воспринимая Бытие мира, объект приближается к своему собственному Бытию. Сам мир зачастую воспринимается забавным, потешным, комичным; мир и человек видятся милыми, происходит слияние космического и трагического. Объекту позволяется быть самим собой и он воспринимается как самодостаточная личность. Есть связь объектов с миром и остальными объектами.

Таким должен представать перед консультантом клиент. Консультанту важно осознавать, что перед ним цельная, уникальная личность, которая не требует исправления.

Абрахам Маслоу выделяет 35 смыслов трансценденции бытия, где говорит, что трансценденция относится к высшим и в максимальной степени включающими (холистическими) уровнями человеческого сознания, поведения и отношения – как к цели, а не средству – себе, к значимым другим, к людям вообще, к другим видам, к природе и космосу. То есть Маслоу видит целью не объекты, а сам процесс. Таким образом, трансценденция – это способность увидеть своей целью процесс отношений, поведения, а не какие-то отдельные объекты. Так Маслоу акцентирует внимание на связи, которая возникает между объектами и это и есть цель.

Особое внимание в своих исследованиях Маслоу уделяет познанию, и он выделяет три вида познания:

  1. Бытийное познание – личность уникальная, имеет связь с окружающим миром и другими объектами, не имеет классификации и заменимости. Сюда же входит невинное познание.
  2. Дефицитарное познание – все заменяемо, объект обычен, мнение о нем складывается из прошлого опыта, объект воспринимается с точки зрения пользы, которую от него можно получить.
  3. Невинное познание – без ожиданий, интерес к миру и объектам, не предвидит, не предвосхищает, нет разочарований, отсутствует тревога, беспокойство, опасения и дурные предчувствия, есть спонтанность при увлеченности. Существуешь «здесь-и-теперь». Невинным является тот взрослый, который сохранил в себе способность воспринимать мир как ребенок. Поведение выступает как чистый опыт, а не как средство какого-либо межличностного воздействия.

Маслоу говорит о том, что необходимо в текущем моменте взращивать в себе (в клиенте) эту самую способность к умудренной невинности, второй наивности, не впадать в детство, а открыть в себе ребенка во взрослом состоянии. Нельзя узнав что-то, устранить это знание. А сам ребенок является незнающим по своей природе, потому стать ребенком не выйдет. Только по средствам реального знания, только наивысшей зрелостью можно трансцендировать дефицитарный мир.

Он считал, что взрослому человеку необходимо взрастить в себе мудрую «вторую наивность», которая отличается от невежественной невинности ребенка. Такой взрослый может воспринимать дефицитарный мир со всеми его раздорами, слезами и нищетой, но способного встать над ними и обрести интуитивное сознание, в котором он может увидеть бытийный мир, увидеть красоту космоса среди всех раздоров и слез. Через поражения или в поражениях он способен увидеть совершенство.

Эта взрослая невинность, или невинность самоактуализирующихся людей, вероятно, во многом подобна и, может быть, даже синонимична объединяющему сознанию, в котором бытийный мир сливается и объединяется с дефицитарным. Таким образом, можно выделить здоровое, реалистичное, опирающееся на знание, человечное совершенство, более или менее достижимое для сильных, самоактуализирующихся людей и прочно основывающееся на наиболее полном знании дефицитарного мира.

Можно задаться вопросом – а зачем вообще трасцендировать мир? Человек, способный к трасцендированию, способен увидеть мир цельным и иметь возможность принимать каждую из его деталей, как уникальную и не заменимую. Маслоу призывал объединять и дефицитарный мир и бытийное познание. «Бытийный мир нужно видеть через дефицитарный мир».

Можно сделать вывод, что только так и можно его увидеть, поскольку нет никакого бытийного мира в топографическом смысле как некой области на противоположном берегу или как чего-то кардинально отличного от мира реального, лежащего в какой-то другой плоскости, как чего-то неземного в аристотелевском смысле. Есть только один мир, и задача слияния бытийного и дефицитарного миров состоит, на самом деле, в способности сохранения одновременно и бытийного, и дефицитарного отношений к одному миру. Признать что-то иное, означает попасть в западню потусторонности, которая рано или поздно порождает мифы о рае над облаками, о каком-то месте, подобном другому дому или другому пространству, которое мы можем видеть, ощущать и чувствовать, и в котором религия становится потусторонней и сверхъестественной, а не земной, человечной и естественной. Бытийный и дефицитарный мир – это просто два разных восприятия, два типа познания, два отношения к одному миру.

Маслоу предлагает говорить об объединяющем отношении, а не сознании. И это отношение меняется, путем приобретения знания. Он приводит пример с симфонией Бетховена, что структура и смысл симфонии Бетховена существовали до того, как был прослушан этот курс, просто с глаз человека сняли определенные шоры. Теперь, когда он обрел новое отношение, узнал, что ему следует искать и как это найти, он может воспринимать и понимать структуру музыки, ее смысл и то, что Бетховен хотел ею выразить, о чем он хотел поведать людям.

Суть методаПравить

В результате своих исследований Маслоу приходит к некоторым выводам, которые он выдвигает в качестве гипотез и которые требуют проверки. Данные выводы были обобщены и сформулированы в теории Метамотивации.

Метамотивация - это мотивация более высокого порядка, которая движет самоактуализирующимися личностями (то есть более зрелыми, более человечными), которые уже достигли достаточного удовлетворения своих базовых потребностей. Они обладают чувством принадлежности и укорененности, их потребность в любви удовлетворена, у них есть друзья, они чувствуют себя любимыми и достойными любви, у них есть статус и место в жизни, они пользуются уважением других и в достаточной степени ощущают собственную ценность и самоуважение. Если сформулировать тоже самое от противного – то есть описывать их в терминах фрустрированности базовых потребностей, в терминах патологии – то можно сказать, что самоактуализирующиеся люди не чувствуют (в течение сколь-либо продолжительного времени) незащищенности, одиночества, их не охватывает тревога, они не ощущают себя изгоями, не имеющими корней, изолированными одиночками, недостойными любви, отверженными, презренными, жалкими, ими не овладевает сознание собственной неполноценности (Maslow, 1954, глава 12).

Восприятие у самоактуализирующейся личности в меньшей степени искажено желаниями, беспокойством, страхами, надеждами, ложным оптимизмом или пессимизмом. Маслоу назвал этот не выносящий суждения тип восприятия «бытийным познанием». Это пассивный, рецептивный тип наблюдения. Маслоу называет его также «знанием без делания». Одного бытийного познания недостаточно. Как указывает Маслоу, оно может вести к слишком большой терпимости, неразборчивости, потере вкуса. Вполне зрелые индивиды, о которых идет речь, воспринимают действительность двумя путями:

  • созерцательно (это и есть бытийное познание) и
  • действенно.

Когда осуществляется переход ко второму виду восприятия, оказываются возможны решение, суждение, критика, планирование и действие. Все подобные люди преданы некоторому делу, призванию, долгу, любимой работе («вне самих себя»).

Маслоу обнаружил также, что творчество является универсальной характеристикой изученных им самоактуализирующихся людей. Способность к творчеству почти тождественна душевному здоровью, самоактуализации и «полной человечности». С этой творческой способностью связаны такие характеристики как гибкость, непосредственность, смелость, готовность допускать ошибки, открытость и скромность.

В идеальной ситуации внутренняя необходимость совпадает с необходимостью внешней, «я хочу» совпадает с «я должен».

Эта идеальная ситуация порождает ощущение удачи, равно как и чувство амбивалентности (двойственности восприятия), переживания собственной недостойности.

Перспектива удачи и успеха может привести в действие самые разнообразные механизмы невротических страхов, чувства неполноценности, контрценностей, динамику синдрома Ионы и т.п. Для того чтобы в полной мере приобщиться к высшим ценностям, необходимо сперва побороть эти защитные механизмы. Одну из таких защит от роста Маслоу называет «комплексом Ионы» - боязнью собственного величия, уходом от своего предназначения, бегством от своих лучших талантов. Часто мы бежим от ответственности, которую возлагает на нас (или, скорее, предлагает нам) природа, судьба, а иногда и случай, подобно тому, как Иона пытался уйти от своей судьбы.

Мы страшимся наших высших возможностей (как и низших). Мы боимся стать такими, какими предстаём в наши лучшие моменты, в наиболее благоприятных условиях, проявляя наибольшее мужество. Нас радуют и даже приводят в трепет те божественные возможности, которые мы обнаруживаем в себе в такие пиковые моменты - но одновременно мы содрогаемся от слабости и страха перед лицом этих самых возможностей. Страх и благоговение перед высшими достижениями - это не обязательно только нечто отрицательное, заставляющее нас ёжиться и спасаться бегством. Они могут выступать как желательные, приносящие наслаждения чувства, способные привести нас к наивысшему экстазу и восторгу. Далее Маслоу отмечает, что это наилучший из известных ему путей принятия наших высших сил, всех тех элементов величия, божественности, мудрости или таланта, которые мы скрываем или которых избегаем. Маслоу вводит термин «пиковое переживание», которые обычно преходящи и кратки, потому что мы просто недостаточно сильны, чтобы выдерживать их дольше!

Понимание пиковых переживаний помогает понять комплекс Ионы: это частично оправданный страх потерять контроль над собой, быть смятым в лепёшку и растерзанным, даже убитым сильными переживаниями. Понимание этой базовой экзистенциональной проблемы должно помочь нам принять бытийные ценности не только в других, но и в себе, избавившись тем самым от комплекса Ионы.

Самоактуализирующиеся, влюбленные в свое дело люди имеют тенденцию идентифицироваться со своей «работой» (сливаться с ней или ее интроецировать), делать ее определяющей характеристикой своего «Я». Работа становится частью их «Я».

Дело, которому они преданы можно рассматривать как воплощение или их внутренних истинных ценностей, а не как средство для обеспечения существования вне работы или как функционально автономное образование. Человек любит дело (и интроецирует его) ИМЕННО ПОТОМУ, что в этом деле воплощаются такие ценности. То есть, по сути, любимыми являются ценности, а не работа как таковая.

Эти внутренние ценности во многом совпадают с Бытийными ценностями и, возможно, идентичны им.

Подобная интроекция означает, что «Я» настолько расширилось и вобрало в себя некоторые аспекты мира, что таким образом трансцендируется различие между «Я» и «не-Я» (внешним, другим).

Похоже, что менее развитые индивиды используют свою работу скорее для достижения удовлетворения базовых потребностей, невротических потребностей, как средство существования, выполняют ее из привычки или в качестве реакции на культурные ожидания. Однако, столь же вероятно, что разница здесь может быть количественной, а не качественной. Возможно, в той или иной степени все люди (потенциально) обладают метамотивацией.

Таким образом, полное определение человека или человеческой природы должно включать внутренние ценности.

Эти внутренние ценности по своей природе инстинктоидны, то есть они необходимы:

  1. Для предотвращения болезни.
  2. Для достижения полнейшей человечности или полноценного развития.

«Болезни», возникающие в результате депривации внутренних ценностей (метапотребностей), мы можем назвать метапатологиями. Таким образом, высшие ценности и стремления человечества, а так же духовная жизнь являются полноправным предметом научного рассмотрения и исследования. Они относятся к природному миру.

ТАБЛИЦА 4

«Метамотивы представляются мне также биологически необходимыми для того, чтобы
(а) в негативном аспекте – избежать «болезни» и
(б) в позитивном – достичь полной человечности.
Поскольку эти метамотивы являются, по отдельности или в совокупности, внутренними ценностями Бытия, все это приводит нас к тому, что Б-ценности по своей природе инстинктоидны».

Метапатологии среди живущей в достатке и избалованной молодежи происходят отчасти из-за депривации внутренних ценностей, фрустрированности «идеализма» в результате разочарованности обществом, которое молодым людям (ошибочно) кажется мотивированным лишь низшими, животными, материалистическими потребностями.

Эта нехватка ценностей и ценностный голод являются результатом как внешней депривации, так и внутренней амбивалентности и контрценностей.

Иерархия базовых потребностей является доминантной по отношению к метапотребностям.

КАРТИНКА

«Метапотребности обладают равной побудительностью (в среднем). Мне не удалось выявить общей иерархии доминирования. Но у любого конкретного человека они могут быть и зачастую являются организованными иерархически в соответствии с его специфическими талантами и конституциональными отличиями». (Новые рубежи человеческой природы, гл. 16, стр. 362)

«Похоже, что любая внутренняя или бытийная ценность полностью определяется большинством или всей совокупностью других Б-ценностей. Возможно, они образуют некоторое единство, в котором каждая конкретная Б-ценность является всем этим целым, рассматриваемым с определенного угла зрения». (Новые рубежи человеческой природы, гл. 17, стр. 363)

«Ценностная жизнь (духовная, религиозная, философская, аксиологическая и т.п.) является аспектом человеческой биологии и лежит на том же континууме, что и «низшая» животная жизнь (они не находятся в отдельных дихотомизированных или взаимоисключающих мирах). Таким образом, она, возможно, является видовой, надкультурной особенностью, хотя она и должна быть актуализирована культурой для того, чтобы обрести существование».(Новые рубежи человеческой природы, гл. 18, стр. 363)

«Удовольствия и удовлетворения можно упорядочить в уровневую иерархию от низшего к высшему. Таким же образом можно рассматривать и гедонистические теории от низшего к высшему уровню, то есть метагедонизму».(Новые рубежи человеческой природы, гл. 19, стр. 368)

«Поскольку духовная жизнь является инстинктоидной, для обучения ей могут использоваться все приемы «субъективной биологии».(Новые рубежи человеческой природы, гл. 20, стр. 370)

«Однако похоже, что Б-ценности суть то же, что и Б-факты. Реальность тогда является совокупностью фактических ценностей или ценностных фактов. Человек не просто является ЧАСТЬЮ природы, и она не просто является частью человека, но он также должен быть, хотя бы в минимальной степени, изоморфным природе (подобным ей) для того, чтобы быть в ней жизнеспособным. Природа «эволюционировала» человека. Его приобщение к тому, что его превосходит, таким образом, не должно определяться как неприродное или сверхприродное. Оно может рассматриваться как «биологический» опыт».(Новые рубежи человеческой природы, гл. 21, стр. 371-374)

«Б-ценности не то же самое, что наше личное отношение к ним или наша эмоциональная реакция на них. Б-ценности вызывают в нас некоторое «чувство обязательности», а также ощущение недостойности».(Новые рубежи человеческой природы, гл. 23, стр. 376)

«Словарь для описания мотивов должен быть иерархичным, в особенности потому, что метамотивы (или мотивы роста) должны описываться иначе, чем базовые (дефицитарные) потребности».(Новые рубежи человеческой природы, гл. 24, стр. 378)

«Б-ценности стимулируют поведенческие проявления, или «празднование», а также индуцируют субъективные состояния».

«Существуют определенные педагогические и терапевтические преимущества разделения мира (или уровня) бытия и мира (или уровня) дефицитарности, а также признания языковых различий между этими уровнями».

««Внутренняя совесть» и «внутренняя вина» в основе своей имеют биологические корни».

«Данная теоретическая модель выполняет целый ряд религиозных функций».(Новые рубежи человеческой природы, стр. 381)

Новые рубежи человеческой природы/Пер. с англ.-2-е изд., испр.-М.:Смысл: Альпина нон-фикшн, 2011.-496с. - есть ограничение публикаций с данными цитатами

Позиция консультантаПравить

Маслоу описывает ложные модели и верное умонастроение позиции консультанта.

Ложные модели в умонастроении консультанта:

  1. Позиция доктора, помогающего пациенту вылечить болезнь.
  2. Позиция профессионала, знатока, который со своей привилегированной позиции снисходит к беднягам, тёмным людям, нуждающимся в его помощи, навязывая психике человека то, какой она должна быть, применяя подход контроля и управления.
  3. Позиция учителя в обычном смысле слова,
  4. Позиция тренера, который указывает что и как делать.
  5. Позиция пропаганды себя, навязывания своим пациентам собственной модели или желание сделать их копией самого себя, навязать свою волю.
  6. Желание увидеть клиента таким, каким хочется самому консультанту.
  7. Позиция манипулятора, который вмешивается в поведение клиента, абстрагируясь от его конкретных особенностей.

В поисках верного умонастроения консультанта в главе "терапевтическая установка, поиск моделей" Маслоу ссылается на опыт, исследования экзистенциальных психотерапевтов и соглашается в том, что консультанту важно "стремление помочь людям вырасти до своей максимально возможной высоты". И это возможно при совершенно другом подходе, когда классическая объективность, свойственная ранее психологии, да и науке в целом, заменяется даосистской.

Маслоу пишет: «А что если признать, что организм обладает «биологической мудростью»? Если мы научимся больше доверять ему как самостоятельному, самоуправляемому и самостоятельно выбирающему, то, несомненно, как ученые (не говоря уже о врачах, учителях или даже родителях) должны будем сделать свой образ в большей мере даосистским. Это единственное приходящее мне на ум слово, сжато описывающее многие элементы образа более гуманного ученого. Даосистский означает скорее спрашивающий, чем говорящий; не вмешивающийся; не управляющий. Даосистский подход делает упор на невмешивающемся наблюдении, а не на управляющем манипулировании, является созерцательным и пассивным, а неактивным и насильственным. Здесь уместно вспомнить поговорку: «Чтобы узнать что-то об утках, лучше послушать их кряканье, чем говорить самому». То же касается и рода человеческого: оптимальный метод узнать, что является для людей наилучшим, – прислушаться к их мнению об этом».

В приведённой цитате Маслоу проводит аналогию с даосистским подходом, на который опирается и современная физика, отмечая факт, что позиция наблюдателя влияет на характер происходящего события. Глубже развивая эту мысль, Маслоу утверждает, что именно наблюдение, проникнутое духом ЛЮБВИ, позволяет проявиться реальности в её подлинных свойствах.

Таким образом, Маслоу говорит о новой концепции объективности: нейтральное, беспристрастное восприятие применимо лишь для познания неживой материи, однако при постижении явлений жизни необходимо ЛЮБЯЩЕЕ ВОСПРИЯТИЕ, которое позволяет другому наиболее полно проявлять присущие ему качества.

Маслоу пишет: «... Но я предлагаю другой путь к объективности, то есть к большей проницательности, к большей точности восприятия действительности, находящейся вне наблюдателя. Это предложение основывается на наблюдении, что любящее восприятие порождает формы знания, которые недоступны без любви...Такая любовь порождает, по меньшей мере, интерес, очарованность и, благодаря этому, большое терпение...
«ЛЮБЯЩЕЕ ЗНАНИЕ», если так можно назвать его, обладает также и другими преимуществами. Когда человека любят, это позволяет ему раскрыться, сбросить свои защиты, позволить себе быть обнаженным не только физически, но также психологически и духовно. Одним словом, он позволяет увидеть себя вместо того, чтобы прятаться. В обычных межличностных отношениях мы во многом непостижимы друг для друга. В любовных отношениях мы становимся «постижимыми»...
Наконец (и, вероятно, это важнее всего), если мы любим, очарованы или глубоко заинтересованы, у нас меньше соблазна вмешиваться, управлять, изменять, улучшать... Иными словами, мы согласны оставить его в покое, мы от него ничего не требуем, не хотим, чтобы он был другим: по отношению к нему мы можем быть пассивными и восприимчивыми. Иначе говоря, мы можем видеть его в истинном свете, таким, каков он есть по своей природе».

Описывая верное умонастроение консультанта Маслоу ссылается на предложение Альфреда Адлера, когда он говорил о «старшем брате». Маслоу пишет: «Так он называл любящего человека, берущего на себя ответственность, как это делают по отношению к младшему брату-ребенку. Конечно, старший брат знает больше, он дольше жил, но он не является качественно отличным от младшего, он не живет в сфере другого мышления. Мудрый и любящий старший брат старается, чтобы младший стал лучше и даже превзошел его самого, но действуя при этом в своем собственном стиле... Хороший психотерапевт помогает каждому своему клиенту раскрыться, разрушить защиты, препятствующие самопознанию.... В идеале та система эталонов, которой руководствуется терапевт, учебники, которые он прочел, школа, которую он прошел, его мировоззрение – все это не должно замечаться пациентом. Уважая внутреннюю природу, бытие, сущность «младшего брата», терапевт исходит из того, что наилучший путь к достойной жизни – это в наиболее полной мере быть самим собой».

Структурируя выше изложенные мысли, можно отметить следующие аспекты верного умонастроения консультанта:

  1. Желание увидеть клиента в истинном свете таким, каков он есть по своей природе,
  2. Помощь клиенту раскрыться, выразить себя, помочь в самоактуализации, которая ему присуща.
  3. Проявление уважения и доверия к внутренней природе клиента.
  4. Помощь клиенту в понимании того, что он сам хочет.
  5. Одновременное принятие и слияние.

Образ клиентаПравить

Если подойти образами к позиции клиента, то цитата громко скажет: «В качестве простого примера этого вида восприятия я могу использовать восприятие нами ребенка. В принципе, любой ребенок может стать кем угодно. Он обладает обширным потенциалом и, следовательно, в определенном смысле, есть все что угодно. Если мы хоть сколько-нибудь восприимчивы, то должны быть способны ощутить этот потенциал, глядя на младенца, — и в результате испытать благоговение. В этом конкретном младенце можно увидеть возможного будущего президента, будущего гения, будущего ученого или героя. Младенец, фактически, в этот момент в реалистическом смысле обладает указанным потенциалом. Частью его фактических свойств являются различные виды присущих ему возможностей. При богатом и полноценном восприятии младенца мы воспринимаем этот потенциал и эти возможности.
Точно так же любое полноценное восприятие любого мужчины или женщины включает восприятие их возможностей как бога или богини, как жреца или жрицы, восприятие тайн, заключенных в них и как бы просвечивающих сквозь реальных, ограниченных человеческих индивидов: что стоит за ними, какими они могли бы быть, о чем они напоминают нам, какие чувства пробуждают. (Может ли чувствительный человек не испытывать благоговения при виде женщины, кормящей грудью младенца или пекущей хлеб, или при виде мужчины, встающего на пути опасности, угрожающей его семье). Всякий хороший психотерапевт должен обладать этим типом объединяющего восприятия своего пациента; иначе он никогда не сможет стать настоящим психотерапевтом. Он должен быть способен на "безусловно положительное отношение" (К. Роджерс) к пациенту, отношение к нему, как к уникальной и священной личности — и в то же время признавать, что пациенту чего-то недостает, что он несовершенен, что он нуждается в улучшении. Некая святость пациента как человеческого индивида необходима; мы приписываем ее любому пациенту, сколь бы ужасные поступки он ни совершил. Чтобы осуществлять объединяющее восприятие, мы должны быть способны воспринимать личность как в ее сакральных, так и в мирских аспектах».

Вывод: Маслоу поместил в центр своих исследований предмет, на который ранее психологи не обращали должного внимания, а именно целостную, здоровую, сильную, уникальную, Совершенную, СамоДостаточную личность, которая «самоактуализируется», наиболее полно раскрывая свои потенциальные возможности. Иными словами, Маслоу верил в здоровый потенциал и неисчерпаемые ресурсы любой личности, что является основой гуманистической психологии и ценностно-ориентированного подхода.

Терапевтический процессПравить

Сам Абрахам Маслоу говорит о том, что его терапевтический опыт достаточно скуден. Но он очень много времени уделял исследованию самого терапевтического процесса и необходимости связи его с психологией.

В результате успешно проведённой психотерапии люди начинают иначе смотреть на мир, иначе мыслить, иначе учиться. Меняются их мотивы, эмоции, их отношение к миру и друг к другу. Психотерапия может даже изменить внешний облик человека, улучшить его соматическое здоровье, повысить интеллект. Она даёт нам уникальную возможность проникнуть в глубинную природу человека, обнажить его сущность, повлиять на его характер.

Мы можем говорить, по меньшей мере, о трёх стилях взаимоотношений между пациентом и терапевтом — об авторитарном, демократичном и попустительском, — причём, в зависимости от психотерапевтической ситуации, каждый из этих стилей может быть как полезен, так и вреден. У психотерапии есть несколько средств, несколько способов достижения здоровья:

  1. Экспрессивные акты или акты самовыражения (завершение незавершённого действия, самовысвобождение, катарсис), образцы которых представлены в высвобождающей терапии Леви.
  2. Удовлетворение базовых потребностей (поддержка, одобрение, опека, любовь, уважение).
  3. Устранение угрозы (защита, хорошие социально-экономические и политические условия).
  4. Понимание, познание, постижение.
  5. Авторитарные методы, внушение.
  6. Борьба с конкретными симптомами: способ, применяемый в некоторых видах поведенческой терапии.
  7. Самоактуализация, позитивная индивидуализация, рост и развитие.

В более общем контексте, с точки зрения теории личности все вышеназванные способы психотерапии можно охарактеризовать как мероприятия, желательные в социально-психиатрическом плане, направленные на изменение личности. Мне кажется очевидным, что удовлетворение базовых потребностей служит одним из наиболее важных шагов (если не самым важным шагом) на пути достижения главной, конечной цели психотерапии — самоактуализации индивидуума.

Индивидуум удовлетворяет свои базовые потребности, опираясь главным образом на помощь других людей, а потому и сама психотерапия должна быть переведена в плоскость межличностных отношений. Удовлетворение таких базовых потребностей как потребность в безопасности, в принадлежности, в любви, в уважении, имеет огромный целительный эффект, и источником этого удовлетворения могут быть только люди.

Больной человек не в состоянии ассимилировать удовлетворение до тех пор, пока не откажется от инфантильных представлений о себе и о других людях, пока не научится воспринимать и принимать реальность в том виде, в каком она существует (здесь Маслоу говорит о глубокой терапии; вместе с тем, Принятие реальности и видение реального мира - основа терапевтического процесса) .

Если пациент ощущает, что терапевт интересуется им, думает о нём, старается помочь, то это помогает пациенту обрести чувство собственной значимости. Он чувствует себя под защитой человека, обладающего знанием, мудростью, опытом, силой и здоровьем, и его тревога отступает. Он видит, что его готовы выслушать без критики и осуждения, он оказывается в атмосфере искренности, доброты, сочувствия, приятия и одобрения — всё это, вместе с вышеназванными факторами, способствует бессознательной уверенности пациента в том, что ему ничто не угрожает, что он любим и уважаем, что его потребности в безопасности, любви и уважении всё-таки могут быть удовлетворены.

Также Абрахам Маслоу в своей книге «Мотивация и личность» приводит пример, что когда он, будучи только окончившим психологический университет отметил, что состояние пациентов улучшалось, когда он просто интересовался личностью, записывал ответы на вопросы. Он сам удивлялся, как у него это происходит. А также, когда студенты обращались к нему за помощью, он объяснял им, что с ними происходит и рекомендовал обратиться к терапевту. Даже такое общение вызывало у студентов улучшение. (это глава 15 - Психотерапия, здоровье и мотивация). https://gtmarket.ru/laboratory/basis/4180/4195

Сходство и отличие с ЦОППравить

Впервые в пространстве психологической науки Абрахам Маслоу начинает говорить о разумной природе внутреннего мира человека - силе гармонии и целостности. В ее основе лежат несколько постулатов:

  1. Необходимо признать, что материя не является мертвой, бездушной стихией, несущей разрушительную энергию. Напротив, она одухотворена силой гармонии и присущего ей разума. Именно так нужно воспринимать внутренний мир другого человека. В нем находится все самое лучшее и нужно не контролировать и ограничивать его, а помочь выявиться потенциалу.
  2. Для познания реальности необходимо любящее восприятие. Благодаря ему другой человек открывает свои истинные свойства и тем самым становится «доступным» для восприятия.
  3. Человек обладает ценностной природой, он не живет «нейтрально», а реализует собственным бытием те или иные ценности.

Маслоу впервые начинает говорить о «здоровом бессознательном», являющимся источником всех лучших человеческих качеств человека: доброты, человеческой этики и нравственности, творчества, радости, счастья. Говоря об этих качествах Маслоу отмечал, что в нем действуют силы внутренней самоорганизации.

В связи с таким пониманием природы человека Абхамом Маслоу, можно выявить следующее сходство с ЦОП-методом:

  1. Вместо управления и влияния, навязывания неких «правильных схем» - помощь человеку в открытии того, что находится внутри него.
    В ЦОП-методе - это нахождение ресурса человека.
  2. Для постижения явлений жизни необходимо восприятие, насыщенное эмоциями принятия и любви, или как его называет Маслоу - «любящее восприятие» консультанта.
    В ЦОП-методе - это Источник, Абсолютная Истина, Высшая Любящая Сила.
  3. Встреча с любящим восприятием к себе позволяет клиенту наиболее полно проявлять присущие ему качества.
    В ЦОП-методе - это создание безопасного пространства для клиента.
  4. Встречаются две личности - терапевт и клиент, каждому из которых дается своя собственная задача внутреннего роста. Помощь клиенту при этом должна прийти не извне, со стороны «знающего терапевта», а родится в процессе их искренних взаимоотношений.
    В ЦОП-методе - это сам алгоритм проведения ЦОП-консультации.

Отличие от ЦОП-метода:

  1. Нет приглашения Высшего Источника.
  2. Нет проживания урока.
  3. Нет акцента на шаги, намечаемых с клиентом.
  4. Нет формирования ученической позиции, а есть бытийное познание.